Лэсси Норес
пушистая невозможность
Сегодня смогла не сорваться))) Споры все продолжаются, но воспринимаю уже спокойно. Раздражают наезды не на меня - на других. Тут главное успокоиться и не лезть, а то я вечно лезу исправлять несправедливость. С собой-то проблем нет, я абсолютно уверена в правоте своего героя в рамках характера.
Куда сильнее бесит обвинение в читерстве, и я в упор не понимаю, почему в этом винят меня, хотя придумала его не я даже. Я просто согласилась на хорошее предложение (и честно советовалась с другими, не скрыв ничего).
Хотя вопрос, конечно, интересен сам по себе.
Для себя я рассуждаю эту спорную ситуацию так: по условию, для превращения Чуда-Юда в человека надо было добровольно выйти за него замуж. Все. Больше условий не было. Никаких "до конца жизни с ним быть", "абсолютно добровольно", "жертвовать собой". Не было такого озвучено мне.
Значит, девица имела полное право замуж выйти, а потом сбежать куда-то, в речку кинуться, в лес уйти. Да, по церковным законам все это грех (коли замуж вышла - терпи), но кару за него только она понести должна будет.
А если б я все еще под проклятьем была? И через полчаса после свадьбы заснула бы вечным сном (я ужасно жалела, что успела вылечиться)? Тоже читерство вышло бы?
Впрочем, есть вариант, что дело во внутренней готовности. Например если бы Василий мне не предложил выход, а велел просто замуж выходить, и уже после свадьбы рассказал о намерениях спасти меня - то это может, было бы правильнее. Себя переступила, к жертве готова была, а что потом спасли - так уже без разницы. Только вряд ли согласилась бы я. Это такой момент, где мое "нет" пересилило бы любую не решительность. Ну или согласие было бы с твердым намерением умереть после. Что тоже уменьшает уровень жертвенности. Но тут уж реально, ставьте четче условия или давайте знак свыше, что так нельзя.
И еще момент добровольности. В чем границы это доброй воли? Я отнюдь не уверена, что мое согласие можно считать добровольным. По факту на меня вначале надавили всей деревней. Уже моральное давление и принуждение. Потом Кот про долг напомнил, хоть и готов был отказаться, спасибо ему. А если бы выбора не предоставил, а сказал "ты мне слово дала, иди"? Тоже чет нифига не добровольно выходит. Это не готовность к жертве, это не способность отказать из-за мук совести. Вот если бы тогда, когда Варя просила ее заменить, я бы согласилась - это да, это было бы добровольно. Но я отказалась.
И я четко понимаю, что если бы Кот мне не предложил ничего, я бросилась бы к матери за помощью. Она бы меня в жертву приносить не стала, я уверена. А на крайний случай - речка, да.

Не хочу об этом с ребятами спорить, поэтому сюда и пишу. Чтоб удержаться и не писать там)))
Кстати, не помню ни одной сказки, где жертвы чудищ не надеялись от них сбежать в итоге))))