17:43 

Лотос

Лэсси Норес
пушистая невозможность
Чтоб я еще хоть раз вызвался выступать на играх, да еще так много…
Частично мои провалы объясняются именно тем, что я выступала аж четырежды, а значит, волновалась и думала о номерах, а не об игре. Немного оправдывает меня то, что Джесс волновалась за выступления не меньше меня. Более того, если мне выступать все же привычно, да и вести третье отделение не сложно, то у героя такого опыта мало.
К тому же, я увлекся переживаниями героя и как-то упустил из виду внешний мир. Для Джесс это в целом сейчас нормально, но… обидно как игроку. Я мог играть больше. Мог контактировать с новыми игроками, а то вышло, что я с ними даже не знакома почти. Мог извлечь немало интересного из журналиста и Уайта… Но я трус последний, и без реальной мотивации не смог. А мотивация героя была так себе. Ее надо было пнуть, но… Сам дурак и это обидно. Фиговый я игрок.
Прочитав загруз, я немного обиделся, что мастера считают нас с сестрой настолько тупыми. Ладно, два месяца назад это еще могло произойти, даже точно произошло бы. Но я учусь у охотника, и уже в курсе немного про всякую магию. Мы дружим с ведьмаками, и опять же насмотрелись на всевозможные нехорошие побочные эффекты. Купленное зелье я бы первым делом показала Эвану, прежде чем шутить так. Мистеру Константину, наверное, не показала бы — постеснялась, а уж Милтону тем более (да и не было их перед балом, когда мы с сестрой это зелье решили пробовать). Но Эвану могла бы… Пришлось придумать для себя отмазки, типо нервы, спешка, прочее. И чувствовать себя вдвойне идиоткой на допросах))))
Итак, бал…


Это зелье не дает мне покоя. Мне уже кажется, что я совершила большую ошибку. Поначалу я действительно думала, что оно чем-то поможет… Но, вернувшись в школу, пришла к выводу, что в обычном магазине серьезных вещей продавать не могут. Даже неловко стало признаваться, что поверила и купила. Думала показать Эвану, но тут меня увидела сестра… И я решила — почему бы и нет? В конце концов, отраву в магазине продавать не станут. Наверняка обычная подкрашенная вода. А если нет… Вдруг получится? Мелькнула мысль, что стоит выпить вместе, это честнее, да и вообще… Но Эми так обрадовалась. Да и хватало в бутылочке только на одного.
Теперь ей плохо. Говорит, ужасно горькое, и с ней что-то не то творится. Мне страшно… Правда, мы надеемся, что раз такие сильные эффекты, то может это настоящее зелье? О, Крис! Как же я не додумалась пойти к нему сразу! И вижу близнецов, надо с ними посоветоваться, отчего может быть такая реакция и что делать. Но начинается бал… Мне нужно идти выступать. Эми уверяет, что чувствует себя гораздо лучше. Надеюсь, все кончилось…
Выступила почти без ошибок, хотя и не идеально. Кажется, гостям понравилось. Оценил даже месье Веардо! Я в шоке. Я его немного побаиваюсь теперь, когда Крис сказал, что с ним опасно даже разговаривать, вдруг сочтет что я недостаточно уважительно отношусь...
Эми, кажется, лучше. Меня отчитал мистер Милтон… Справедливо отчитал, надо заметить. Все-таки я сделала большую глупость… надеюсь, все же обойдется.
Первое отделение бала прошло спокойно. Был журналист, но я на него как-то даже внимания не обратила. Новые ученики, которых я мало знала, спонсоры и прочие незнакомые люди. Я мало общалась с гостями. Вначале беспокоилась за сестру, а потом узнала, что на бал пришла сама мисс Кримсон! Мисс Кримсон, которая знала маму и обратила ее в вампира перед смертью! Мы так мечтали встретиться с ней, поговорить… Но никак не решалась. Решила, что позже подойду. В перерыве. Месье Клод пригласил на танец, ура! Его особенно приятно было видеть. Ему понравилось мое платье!
Во втором отделении я выступала в хоре и в показательном танце с мистером Голди. Почти удачно, ошибку в конце никто не заметил. А после начался кошмар… Эми в обмороке… Мисс Кримсон вылечила ее. Мы сидим у врача. Я в ужасе, рассказываю все как есть… Не знаю, можно ли все говорить врачу, но выбора нет. Особенно стыдно было перед мистером Константином. Получается, что я не доверяю ему — он же обещал помочь с этим вопросом. А я вовсе не поэтому, просто… так вышло!
Мне пришлось несколько раз повторять всю историю заново… И снова слушать, что я вечный источник проблем для всех и сестры в первую очередь… Опять… Опять я во всем виновата, опять от меня одни проблемы! Меня все ненавидят. И в этот раз это справедливо…
Вдруг задумалась, что все не совсем правильно. И нечестно. Да, я ошиблась. Но ведь до сегодняшнего дня я ни в чем не была виновата… но все и раньше смотрели так, будто я постоянно делаю что-то плохое. Но разве я хоть раз ошибалась до этого? Нет! Если мои действия и были неверными, то лишь от отсутствия информации. Знай я, что Батист враг — изначально вела бы себя с ним иначе. Знай я, что вампиры не враги — не опасалась бы их. Если бы мама все нам рассказала — мы были бы осторожнее… Нечестно обвинять меня в том, что на нас охотятся, и что я не взрослый мужчина, способный сражаться. Я учусь, я пытаюсь не быть обузой… Просто пока не получается! И хорошо, что хотя бы мистер Константин помогает в этом. Хоть бы теперь не передумал.
Учителя пришли к выводу, что у Эми галлюцинации. Я тоже так думаю, ведь она совершенно точно не могла встать на сторону ордена и тем более пытаться убить МакКендзи. Это нереально. Не может быть такого будущего. Успокаиваю ее, убеждаю, что все будет хорошо… Меня расспрашивают о местонахождении магазина, я не помню. Потом общаюсь с Клодом, он расспрашивает меня о том, что было после их отъезда. Рассказываю, хотя рассказывать особенно нечего.
Стою на лестнице. Вспоминаю Марса… И вдруг понимаю, что что-то изменилось. Мне совсем не больно его вспоминать. Еще вчера я смотрела на его фотографию со слезами, и полночи думала о нем, как обычно, а сегодня… Как-то пусто. И так трудно вспоминать его лицо, если бы не фотография, я бы не смогла. И голоса не могу вспомнить. И мне ничуть не жаль… В какой-то момент сознаю, что красота Клода притягивает мой взгляд, хотя прежде я не замечала других мужчин… Я ухожу во двор, достаю фотографию и письмо от Марса. Пустота… ничего не чувствую. Ни боли, ни…
Как же так? Неужели я его забыла? Чувствую себя предательницей. Я же любила его! Почему же сейчас мне не хочется думать о нем?
Говорю с Крисом, потом со святым отцом… Меня убеждают, что это нормально, так и должно быть… Ну, Крису виднее, он же сам через это прошел… А я еще удивлялась, как же он так быстро… А сама-то… Стыдно. Но завещание Марса я исполню. Он сказал нам сражаться, он хотел этого! Мы победим орден. Отомстим за всех, кого потеряли. Впервые я думаю об этом без боли и злости, но все так же уверенно.
Эми опять куда-то делась...
Мистер Кримсон зовет меня. Со мной хотят пообщаться возможные спонсоры… или усыновители? Нет! Не хочу! Но они уже говорили с сестрой… не понимаю, она согласна что ли? Пытаюсь отделаться общими фразами, рассказываю о планах на будущее. Объясняю, что мама умерла не так давно и я пока не думала о другой семье. Как только меня отпускают, первым делом ищу кого-то из учителей. Нашелся Сэнди, уточняю у него, действительно ли это спонсоры, люди ли они, и не враги ли. Вроде как с ними все в порядке. Но они мне все равно не нравятся! Даже без объективных причин. Надеюсь, я их не слишком заинтересовала.
Наконец-то поговорила с мисс Кримсон. Поблагодарила за сестру и за маму… Больше ничего не смогла сказать. Но я рада, что сумела хотя бы это.
Странно, на лицах МакКендзи раны… У Голди на шее странные следы… Что же такое творится?
Эми нашлась в одной из аудиторий с Дженни. Оказывается, Дженни гадает на картах. Только вот нехороший там прогноз… А тут еще и Аннет появилась, пророча всем смерть. Это привычно, но неприятно. Но мне не нравится, что Эми так напугана этим гаданием. На этот раз решаю предупредить учителей. Мало ли. Увы, их ситуация совершенно не заинтересовала, как и Криса. Узнала от сестры, что журналист был вотчерс. Жаль, что я об этом узнала так поздно… или не жаль. Не знаю.
Кадриль. Мне пришлось заменить сестру, и я все-таки сбилась. Неверно распределили пары в спешке, мы должны были разбивать по логике, а в итоге врезались. Обидно.
Третье отделение… Сэнди вальсирует с Аннет. Я пытаюсь вести бал, вроде получается. Эми, кажется, окончательно пришла в себя. Рассказываю ей про ситуацию с Марсом, убеждаю, что и она со временем забудет про МакКендзи и это правильно.
Сидим с Крисом, говорим о Марсе, о Сэнди, о жизни… Не помню, о чем еще. Но хорошо сидим. Все-таки брат — это самое лучшее, что дал мне Лотос. Пусть у него все будет хорошо. И если это хорошо связано с Сэнди — пусть так. Я уже почти перестала сердиться на него. Да, лгал. Без всякой необходимости, глядя в глаза. Но может, ему просто неприятно было об этом говорить? Я ведь не знала тогда… Верить, конечно, я ему больше никогда не буду, как и прочим взрослым в школе, за исключением разве что мистера Константина (раз я у него учусь, обязана верить). Но злиться не буду. Потому что Крису это неприятно.
Бал почти закончен… мистер Константин падает в обморок, ему плохо. Быстро ищем других учителей, его уносят… надо продолжать бал! Немедленно! Приглашаем людей танцевать, объявляю схемы…
Но вот бал закончен. Не очень удачно из-за сломавшегося последнего танца, но все же. Выловила мистера Кримсона, уточнила момент с отъездом. Он успокоил меня, что никто не заставит меня уезжать из школы, если я не хочу. Это здорово! Крис говорил, что тренировки с мистером Константином планируются летом по прежнему расписанию. Правда, сомневаюсь, что завтра будет… Все же мистер Константин сейчас нездоров. Завтра спрошу у него, как его состояние, и когда возобновятся занятия.

Ночь. Мы сидим в мансарде… Оказалось, среди гостей были оборотни. И Лиз с ними не хотела танцевать, так как запах оборотней не любят вампиры. Нервно сглатываю, понимая, что я наверняка с ними танцевала, даже не догадываясь об этом! Я-то лишь одного знаю…
Дженни гадает на картах. Она считает, что дядя жив (и весьма точно заметила про то, что он ввязался в нехорошее дело, хотя что там с финансами - я не поняла), а так же что в бой я не попаду. Ну уж нет, это мы исправим, я постараюсь…
Лиз гадает на отношения. Крис гадает на отношения. Уилл гадает на отношения! И если о первых двух я знала, то последний… Интересно, с кем же он встречается? Эх, ни одного свободного парня в школе… Обидно. А мне и гадать не на кого. Завидно. Не на Клода же, в самом деле! Хотя среди гостей был весьма симпатичный мужчина, но я с ним танцевала лишь пару раз и познакомиться не успела.
Говорю с Крисом про письмо от Марса. Мне теперь кажется, что нет смысла его хранить, суть я помню, толку мне с этой бумажки? Подходит Сэнди и заявляет, что Марс этого написать не мог. У вампиров нет души, они на тот свет не попадают, а просто исчезают. Кстати, это же говорила Аннет. Но не верится. Как бы они жили без души? Как бы они могли говорить, чувствовать? К тому же… точно! Мама писала с того света, а мама перед смертью стала вампиром! Так что это неправда.
Крис внезапно говорит, что согласен с Сэнди, а тогда со мной соглашался просто чтобы успокоить… Обиделась, заставила его пообещать, что лгать больше не будет. В раздражении разорвала и выбросила записку (хотя потом нашла в своем конверте один из кусочков, видимо не заметила его). Неужели Аннет меня все же обманула и подделала почерк Марса? Или кто-то другой?
Ушла спать…
Утром поймала Криса, узнала, что с мистером Константином. Он в коме! Мне страшно… Кто с ним это сделал, как? Крис уверяет, что не враги… Раз Крис спокоен, значит обойдется… Но я волнуюсь.
Вечером разбирала платья и украшения. Давно пора носить то, что купила в апреле! Зря что ли выбирала? А еще все-таки лучше носить серебро. Безопаснее. Глупо я себя вела последний месяц. Или два? Зачем я таскала этот дурацкий кулон? Он даже выглядит как-то по-детски. Эми считает, что это память о Марсе, но зачем мне его помнить? Да и не связан кулон с ним. Просто нелепое сердечко. Надо будет или выкинуть, или отдать кому-нибудь...
Поговорили с сестрой про бал. Она все еще переживает из-за своих галлюцинаций. Решили дать клятву, что мы не пойдем друг против друга и никогда не встанем на сторону вотчерс. Она в фильме видела, как клянутся на крови. Если сестре так спокойнее, то хорошо... Мы порезали ладони (я по ошибке обе — Эми не ту назвала вначале), поклялись. И будет нам кара свыше, если нарушим клятву. Перевязали руки обрывками футболки.

В понедельник появилось объявление со списками едущих в путешествие. Я в панике. Не хочу уезжать! Мне же обещали! А как же тренировки? Нехорошее предчувствие, я бегу к Крису выяснять, что с мистером Константином. Так и есть — он все еще в коме. Конечно, его вылечат, но страшно… Понятное дело, что ему еще долго не до тренировок будет. Поэтому нас и отсылают, раз его не будет, то и нам смысла нет оставаться. И не с кем. Хоть бы с ним все было хорошо… А еще безумно обидно за такой облом. Уже вторые каникулы планы срываются, как же я ненавижу каникулы!
Делюсь с Крисом мыслями, что лучше бы меня не было. Потому что меня все ненавидят, а это несправедливо. Я ошиблась лишь один раз… Или все же два? Но Криса, кажется, наша клятва не беспокоит. Значит, все хорошо.
Пишу письмо мисс Кримсон. Только она знает, успела ли мама стать вампиром. Только она сможет подтвердить или опровергнуть теорию Сэнди. Точнее, опровергнуть может точно, а вот подтвердить не факт… Пришлось переписывать несколько раз, потому что правая рука ужасно болела, и рана похоже разошлась — на рукаве и повязке появилась кровь. Я заметила ее только у кабинета директора, и не обратила внимания, только проверила, не испачкала ли письмо. Все в порядке. Директор согласился передать письмо. А потом отчитал за кровь. Оказывается, он даже такую небольшую рану чует! И это может кого-то менее сдержанного спровоцировать! Я вспоминаю святого отца и мне становится как-то нехорошо. Вот это я дала маху… Но откуда ж мне было знать? Директор недоволен, даже клыки продемонстрировал, что, впрочем, совсем не впечатлило.
Убежала меня одежду и повязку, но пути заглянула к мансарде сунуть записку Аннет. Кажется, на ней пятно все же осталось, но это ерунда.
Сижу в комнате, пишу еще одну записку. Для Лена. Мистер Константин теперь не сможет помочь мне с оружием до осени. Поэтому пришло время напомнить Тернеру про его обещание. Иного пути не вижу. Осталось мало времени! Записку передала через сестру, велев ей перед этим зайти к Крису, мало ли у него есть средства для быстрого лечения ран. Благо у Эми вроде кровь не идет, это я сегодня молодец, доигралась. Точнее, дописалась.
Сестра говорит, что Эван к нашей клятве отнесся серьезно и посоветовал вспомнить формулировки — мало ли сработает. Так… на сторону вотчерс мы не встанем, конечно, но как высшие силы расценят фразу «не пойду против сестры»? Нам с ней теперь и спорить нельзя, или все же, раз думали только о боевых действиях, то все в порядке? И нет ли у нас больше сестер?

В общем, поиграл неплохо и пока еще играю. У нас даже был загруз. Да, маленький и по сравнению с некоторыми другими игроками ерунда, но был же и весьма неплохо сыграл. Хотя не завидовать не могу. Тем, кто хвастается, что им загруз чуть ли не на лето и осень вперед… А мне-то увы. Мне и внешне играть нечего, потому что тренировок нет, и Джесс вынуждена ехать в не интересное ей путешествие, и внутренне пусто, потому что чувств никаких нет, пустота одна. Самое главное отняли, а на нем все строилось, жутко обидно… Надо заново собирать героя, и я не понимаю, как. Надо придумать новые эмоции, но нет даже идей, где взять повод для них… Может, Вентру подскажет. Или еще кто-то умный. Я пока не понимаю, как играть новую Джесс, и какая у нее вообще логика и мотивация теперь.

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Осколки

главная