Лэсси Норес
пушистая невозможность
Ночь началась с разговора с Крисом.
"Поменьше одержимости", "никто не будет с тобой нянчиться"...
Я не поняла, тчо он хотел этим сказать. Ясно одно: он требует, чтобы я играла роль. Но какую? Я полночи ломала над этим голову. Скрывать ненависть? Зачем, если враги и так уже знают мой выбор? Мы выдали себя еще при Крауди. Но в целом получить такой неожиданный и нелогичный выговор от брата было неприятно.
Аннет ничего дельного не посоветовала, а я начала понимать, что дружбы с ней ве же не выйдет. Она слишком светлый человек, чтобы общаться с такой, как я.
Вокруг, как обычно, что-то происходило. Новый учитель порадовал обещанием боевых искусств для всех. МакКендзи пел, хотя я слышала не его... Кто-то куда-то ходил, что-то делал. Я не обращала внимания. Мне было все равно.
Со Скарлетт творилось что-то странное, но я не стала вникать. Меня это не касается.
Доска навела меня на мысль, что я смогу узнать то, чего хъочу больше всего - имя главного врага. Того, тко убил Марса. Того, чьей смерти я желала больше всего на свете. Но ребята толком не помнили, как ей пользоваться, и не вышло ничего...
Потом доска заговорила сама. Пришел дух, чьего имени я так и не узнала. Но он рассказал то, тчо я хотела. Инициалы слишком знакомые, чтобы это было простым совпадением... Мистер Константин подствердил догадку. Крест и корона очевидно указывали на принца. Теперь я еще больше хочу с ним поговорить. И о том Крауди, тчо повешен на заборе, и о том, что приходил в школу. Но поймать для разговора замдиректора всегда сложно....
Чувствую себя ужасно. С одной стороны, я счастлива, что Марс отмщен. Зная принца - отмщен сполна. Я довольна... Но при этом чувствую какую-то пустоту. Мне больше некому мстить... Да, есть остальной орден, я ненавижу их всех. Они должны быть убиты. Но это куда сложнее... абстрактнее. Конкретного человека ненавидеть легче. Теперь у меня нет определенной цели... Это болезненно, получить пустоту и здесь.
Я не стала убивать Скарлетт, как хотел дух. Что-то с ней совсем странное,да и с Лиз тоже... С Лиз надо бы поговорить о том, что мы обсуждали с Крисом, о "женских чарах", но потом... Потом.
МакКендзи цеплялся к моему трауру, раздражает. Какое ему дело до моей одежды и вообще моей жизни?
Ужасная пустота внутри.... Что я здесь делаю? На что надеюсь? Крис прав... Учиться предстоит долго, очень долго, и что я смогу? Мне всего четырнадцать, я девушка. Убивать - непростой труд. Сколько бы я ни тренировалась... Очень много времени пройдет, прежде чем я буду готова. Тренировки отвлекают, да... Но вне их я чувствую постоянную тупую больи пустоту. Нет ничего. Нечем занять время, чтобы не было так плохо. А ждать настоящего обучения еще неизвестно сколько... Мысли о самоубийстве не отпускают. Как было бы легко все бросить... Гораздо лучше и правильней. Но портить директоры статистику и доставлять неудобства учителям не хочется...

Снова что-то происходит. Мне все равно. МакКендзи придумал дурацкую игру, мне совершенно не интересно. Лежу на диване и погружаюсь в привычную пустоту. В какой момент что-то снова стало происходить? Не помню. Я вынырнула из транса, только когда пришел МакКендзи с кровью на лице. Стало чуть-чуть интересно. Я не волновалась - это же принц, с ним все будет в порядке. Но, кажется, там все плохо. Я не знаю, что там. Мне все еще не слишком интересно. Крис был бы доволен, он же всегда хотел, чтобы я никуда не лезла. Я и не лезу. Незачем. Но здесь дети. Их надо защищать. На этой мысли я словно просыпаюсь, и стараюсь уже от двери не отходить. На всякий случай.
Откуда принц знает, что я имела в виду под словами "как в тот раз" про пастора? Интересно, но сейчас не важно.
Кровь везде, на всех... Вначале я забеспокоилась. Пыталась чем-то помочь, хотя плохо представляла, что можно сделать. Да и незачем было, там и атк все собрались и все куда лучше понимали, что нужно... Они хотя бы в курсе, что произошло. Принесла воды, убедилась, что больше ничего не нужно, ушла. Я не волнуюсь. Паники нет - значит, все выживут. А кровь, раны... Это нормально. В Лотосе быстро перестаешь бояться крови. На войне раны - естественное явление. Чьи бы они ни были.
Сэнди... Вот кто может рассказать. Он рассказал, и я мысленно схватилаьс за голову. Вотчерс здесь были! А я... Я ничего не сделала! Я упустила возможность... Однако он прав - без оружия, без навыков я бесполезна. Меня бы просто убили... Хотя это было бы тоже неплохо.
Они сражалась, пока я сидела в комнате, ничего не подозревая. Эта мысль режет тупым ножом. Я бесполезна. И еще очень долго буду бесполезна. Ненавижу свою слабость. Но еще хуже от мысли о своем равнодушии. Я осознаю, что смотрю на все произошедшее, на последствия битвы, на чужие раны... и мне все равно. Так же все ранво, как было и до того. Пустота... Как же я безжалостна стала... Моя ненависть обращается против меня самой. Я чудовище, если воспринимаю все как должное. Еще недавно я бы бегала переживала за каждого, даже замогущественного принца. Сейчас мне все равно. Крис говорил, что я должна убить в себе эмоции. Что война есть война. и мы должны уметь принимать все как есть. Суметь однажды бросить друг друга. Кажется, я слишком буквально следую этому правилу... Я чудовище, я монстр, как и вотчерс. Мне мерзко от себя самой. Я хочу убить себя, чтобы не причинить вреда никому.
И они прорываются наружу.... Гораздо сильнее, чем после информации про Т.К. - скорее, как тогда, в январе. Да... Ненадолго хватило моей способности подавлять эмоции. Две недели, и срыв.... Я ненавижу себя, но не знаю, как избавить всех от себя, а себя от этой ненужной мне жизни. Я пыталась стать машиной убийства, но не справилась, не выдержала... Машина сломалась, не дождавшись, когда к ней прикрутят оружие. Сломалась от невостребованности и бесполезности. От невозможностив ыполнить свое предназначение.
Они там. Все они. Они имеют на это право, я же - нет. Я бесполезнее всех. Я останусь здесь... но принц зачем-то заставил меня пойти к ним. Я почти не слышу других, слышу его и он говорит правильные вещи. Я лишняя. Зачем он меня привел? Что он говорил? Защищать меня? Это мне не было нужно. Я и так обуза. Скарлетт? Что ей от меня нужно? Я не понимаю. Я не слышу ни ее, ни себя. Остается только ненависть, которая за неимением врагов поблизости вновь обращается на меня же. Я хочу уйти отсюда. Куда угодно. Прочь. Я чудовище, которое желает лишь крови, которому нет дела ни до кого, у которого никого не осталось - и я нежелаю, чтобы у меня кто-то был. Эми останестя здесь, так лучше. Я не хочу ее видеть. Я не хочу случайно ее убить. Без меня всем будет лучше.
Я совершенно не понимаю принца, но я его почти люблю. Потому что он убил Крауди. Убил моего врага так, что никто не сумел бы лучше. Я счастлива знать это. Принц - действительно ангел, Аннет была права. Никогда я не допущу, чтобы меня застаивли идти против него, никогда. Лучше я умру. Это самое лучшее... Но сейчас у меня нет сил, чтобы решиться на это.
Я монстр, и никого к себе больше не подпущу.
Я ухожу на улицу, и до рассвета сижу там, погружаясь в привычную пустоту, все больше заполняющуюся черным туманом...
Я проиграла. Себе. Ненависти. Всем. Я не смогла подавить эмоции, не смогла подавить в себе человека.
Я сломалась.

Как игрок я проклинаю Джесс за ее безразличие ко всему. Играть нечего, потому что она нехочет играть. Ей слишком все равно. Я все больше хочу убить ее, потому что способа спасти и хоть как-то вытащить не вижу.
А еще обидно, что сегодня я могла слить персонажа, и упустила этот шанс.