Лэсси Норес
пушистая невозможность
Вечернее чаепитие... Полдня спала, потом занятия, потом к сестре пошла. ее выписывают. рассказала ей про записку от мамы. И еще - что мама не хотела, чтобы мы учились в Лотосе. Больше не скажу, я слово дала молчать. Хватит и этого.
Постепенно собирались ребята и учителя. Пришел Марс. Я отозвала его в сторону. Хотелось поблагодарить за ночь страшилок и за идею с кругом вопросов. Ведь благодаря этому у меня есть записка от мамы. Мне это очень важно. Хотелось поговорить с ним дольше, но слова опять повылетали из головы. Поэтому я просто обняла его... и поцеловала в щеку. Кошмар! Тут же убежала обратно ко всем, наверное. вся красная была. Боялась на него смотреть. А он на меня и вовсе не смотрел... Неужели ему совсем все равно?
Ребята рассказывали Эми свою версию ночных событий. А я вдруг вспомнила про открытку. Мистер Сэнди был здесь, и наконец-то согласился поговорить. Только, пока я его ждала, услышала такое... В общем.... Марс в разговоре с друзьями ясно дал понять, что среди девочек в школе ни одна его не интересует. Как я не сорвалась и не убежала оттуда - не знаю... Наверное, вспомнила, что Эми ждет ответа. Поэтому я, стараясь не смотреть в сторону Марса, дождалась мистера Сэнди. Мы вышли, и он рассказал, что знал некого мистера Мишо, француза, чей почерк очень похож на почерк на открытке. И он тоже рассылал знакомым такие открытки с цитатами. Только он не мог нас знать, и вообще не факт, что еще жив... До чего же это странно! Только я не могла сейчас об этом всем думать. Поблагодарила учителя, а сама взяла сумку и куртку и ушла во двор плакать. Как же больно понимать, что все мои мечты так легко разбиваются! Может, и лучше, тчо так сразу, но больно и обидно! А еще обиднее - ведь вчера призрак предлагал мне помощь! И я могла бы! Если бы не совесть и гордость... Да кому они нужны? Нечестно, да... неправильно... Но ведь это мой единственный шанс был, а теперь и его нет! Позже ко мне пришел мистер МакКендзи-младший уточнить, точно ил все в порядке, и забрал сумку. Потом пришла сестра. Я пообещала вернуться позже. Наконец, успокоилась... Привела себя в порядок, возвращаюсь... Сестры и Марса нет. Учитывая, что когда-то я по ее просьбе рассказала о ее чувствах Лену, я подумала понятно что... И уж конечно не стала их дожидаться. Я была в панике. Но в коридоре меня поймал МакКендзи-старший. Видимо, заметил, как я изменилась в лице, увидев отсутствующих. Он долго меня успокаивал... Не то чтобы сильно успокоил, но отвлек. Сама не заметив, я рассказала ему все о том письме для мистера Дориана, о своем чувстве вины, о записке мамы, о своем желании не винить папу... Обо всем, кроме того, что узнала от мистера Батиста. Я держу слово. Мистер МакКендзи говорил полностью противоположные вещи. Он явно хорошего мнения о дяде, он уверен, что в школе мы в безопасности, и уж точно не верит во всякую мистику... Странно было еще то, что он назвал мою мать по имени, причем так, будто хорошо ее знал. По интонации чувствовалось, хотя он это отрицал. Подозрительно... Он и о себе многое рассказал, но это очень личное... Откровенность на откровенность.

Кому верить? Не знаю. Я верю только мистеру Дориану, но его больше нет. Мистер МакКендзи называет его другом, значит, ему, наверное, тоже можно верить. Сестра верит, но она влюблена же... Мне тоже хочется верить, но не решаюсь... И все-таки надо узнать, что скажет мистер Батист. Может быть, тогда я пойму. Очевидно одно: они явно по разные стороны. И все не так уж просто.
Сейчас я знаю только одних врагов - оборотней. В этом нет сомнений. А насчет школы, дяди, потенциальных родителей, вампиров и прочих неизвестных - пока вопрос... Я все узнаю.
Завтра пойду на исповедь к святому отцу. После того, как он спас нас всех ночью, я его перестала бояться. Я верю ему. А мне нужно кому-то рассказать насчет папы, мамы, мистера Дориана и тому подобного... Не мои поиски разгадки, а просто чувства. Чувство вины, ненависть и прочее... Что сделала и не сделала. Это нужно, это правильно... И тайна исповеди не позволит ему рассказать что-либо кому-то еще.
Лен вытворил такое, что придушить захотелось. Нравится ему любезничать с учительницей - так не на глазах же у сестры! Он же все знает! Даже если не любит - совесть иметь надо! Дружбу предлагал... Какая же это дружба, елси ему натсолько наплевать? Я в бешенстве... Сестра тоже... Это просто вечер разбитых сердец.
Марс на меня совсем не смотрит, от этого больно. И вчера он на меня мало внимания обращал. И туфли не заметил даже, а ведь из-за них я руку ушибла. Так зачем мне быть красивой? Не для кого в школе мне хорошо выглядеть. Я смотрю на свои косы и рука тянется к ножницам... Отрезать все, забыть, выбросить из головы! Да здравствует новая мода, а Марс, Крис и прочие могут идти лесом! Тем самым, с оборотнями!