Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
11:14 

Кандемий Ортос

Лэсси Норес
пушистая невозможность
Его деда казнили за пропаганду старой веры. Кандемий был совсем ребенком, когда деда забрали. Просто однажды утром пришли стражники, и все. Сопротивление было бесполезно. Какой была смерть "еретика", они так и не узнали. Просто через несколько дней получили документ о смерти родственника. Тогда эти документы еще выдавались. Спустя всего лет пять администрация просто вычеркивала из списков погибшего, получив соответствующую информацию от коллег покойного (если смреть произошла на работе), родственников или стражи, нашедшей тело. Порой семья могла только гадать, почему человек не пришел домой. Но недолго. Ведь вариантов всего два - тюрьма или смерть. А в нынешних условиях тюрьма означала принудительные работы... за которыми тоже вскоре следовала смерть.
Бабушка после этого прожила недолго. Родители, напуганные репрессиями, послушно сожгли всю опасную литературу, боялись упоминать богов, а если в речи проскакивали устоявшиеся выражения, теперь считающиеся ересью, в ужасе оглядывались - не слышал ли кто? Кандемий все это видел. В свои семь лет он уже прекрасно осознавал, что происходит. Он еще помнил деда и то, чему дед его учил, и что потом запретили вспоминать родители.
Молодежь любит запретное. Те, кто в детстве стал свидетелями наиболее жестокого периода репрессий, не желали слушаться своих запуганных родителей. Уже в четырнадцать лет Канд собирал вокруг себя тех, кто желал лучше жизни. Но они не понимали, что такое лучшая жизнь. Они хотели прав и свобод, хотели иметь возможность бесплатно учиться и получать большую зарплату, но главное - хотели иметь право говорить то, что думают. Старшие товарищи рассуждали о политике, об экономике, о стремлении улучшить жизнь, но молодежь возмущало больше то, что за неверное слово их могут схватить, что донос соседа уже причина для ареста, что они не вольны выбирать себе веру...
Канд упрямо верил в Дея, Седаре, Нолия и остальных богов старого пантеона... И не из религиозности, просто потому, что его возмущали ограничения. Он помнил, что это вера его предков. Он не желал читать "правильную" литературу, навязываемую подросткам в тогда еще работавших школах. Собственно, школы (а их к тому времени осталось всего две на весь город) закрылись как раз после того неудавшегося восстания.
Собственно, восстания как такового не вышло. Их предали. Лидеров схватили и казнили, быстро и без шума. Младших не тронули, но многие тряслись в ужасе, ожидая, за кем придут следующим. Канда заперли дома родители, он рвался мстить, спасать, действовать, еще толком не зная, как. Когда ему позволили выходить из дома, большинство его друзей уже не желали иметь с ним ничего общего, кто по своему желанию, кто под давлением родителей - он ведь был лидером среди младших. А когда двое или трое ребят однажды не вернулись домой - кто из школы, кто из леса - то и тем более. Вскоре школы закрыли, официально - с целью расследования исчезновения тех подростков, на самом деле - как место легального сбора опасно настроенной молодежи. На улицах на любую группу людей больше трех-четырех человек стали коситься с подозрением. Через несколько лет вышел закон, запрещавший мужчинам покидать дома в темное время суток. Очередное, совсем небольшое, землетрясение задержало поставку товаров в город, нехватка еды переросла в реальный голод. А может, дело и не только в землетрясении. Караваны с каждым годом ходили все реже, дороги становились опаснее. Еще недавно караваны приходили раз в сезон. Сейчас - раз в год. И провизии хватает лишь слугам государства - страже, руководству, особо ценным механикам...
Канд хорошо запомнил урок своей молодости. Он никогда и никому не позволит заподозрить себя. Его жена тоже была осторожна, хотя и куда более легкомысленна - она не была в числе пострадавших когда-то. Она умела выживать, вела себя так, чтобы никогда не дать повода для подозрений - но, в отличие от мужа, верила в богов куда искреннее. Ее родители были такими же. Но Лике она не учила. Понимала, что это опасно. А Канд... при жизни жены он не слишком уделял внимание воспитанию дочери. Он просто заботился о том, чтобы их семья могла выжить. Но вначале умерли его родители - оба от сердечным приступов, потом родители жены. Ее мать сдалась и перестала есть. Отец прожил дольше, но нанесенная тварью рана лишила его возможности ходить, а страх довел до сумасшествия.
Смерть жены лишила Канда последнего лучика света. И когда на него вновь вышли повстанцы, он охотно откликнулся. Нельзя сказать, что он забыл дочь - после смерти жены он честно вырастил ее, зарабатывал тем, что умел, учил выживать. И сражаться. Лике неплохо владеет холодным оружием, потому что это все, чему отец мог ее научить. И сам заодно тренировался. Огнестрел у них появился не сразу, но Канд довольно быстро оценил возможности - именно потому, что настоящими врагами считал не тварей, а людей.
Лейнет и Терроний были его друзьями в юности. Они так же были среди тех, кто мог быть схвачен после неудавшегося восстания. Лейнет после этого отказалась от веры, хотя и новую принять не смогла. Терроний, будучи старше и благоразумнее Канда, сознавал, что они мало что могут изменить. Он строил планы и искал способ, но не нашел... А семью надо было кормить. В итоге он сдался. Спился. Сейчас он редко бывает адекватен. Лейнет считает Кандемия неосторожным дураком, которы погубит всех вокруг. Терроний посмеивается над ним, а в глубине души, возможно, завидует, сознавая, что ему не хватило бы смелости бороться...
Алисте гораздо моложе и действительно влюблена в Канда, восхищается его мужеством и его идеями. Она знает, что он занимается чем-то опасным и желает возродить город, но чем именно - не догадывается. Она знала о побеге Канда, они виделись после этого. Потому и ругалась с матерью в тот день. Ее смерть - случайность, но случайность закономерная для того, кто в это опасное время позволил эмоциям победить рассудок и осторожность.
Сейчас Канд служит своим идеям. Он один из лидеров восстания. Что до Лике - он был уверен, что она способна выжить, и что ей есть кому помочь. Для него этого было достаточно, чтобы не думать о ней. Думаю, своим побегом он хотел дать понять врагам: девочка ничего не значит для него и не представляет опасности, так как ничего не знает о его делах. Взять ее с собой было бы куда большей глупостью. Единственное, с чем он прокололся - не успел забрать огнестрел. Или не сумел. Его ранво устроило бы, если бы оружие никто не нашел, нашла Лике или нашли стражники. Но то, что Лике оставит следы, явно указывающие, что оружие забрал не Канд, а его "сообщник" - этого он не ожидал.
Но теперь их дороги разошлись окончательно. Впереди восстание.

@темы: графоманство)))

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Осколки

главная